Кривые обертасы

Когда женщина в 30 чувствует себя слишком взрослой, это значит, что в ее жизни нет ничего, кроме гнетущего одиночества, бесконечной работы и кота.

В свой редкий выходной, когда она не уставшая до смерти, она выйдет с подругой в бар и, наконец, оторвав глаза от казенных бумаг, увидит людей. Красивых парней, веселые компании, лукавые взгляды… Хотя, о чем это я?... Никакие взгляды на себе она уже давно не замечает. Ее внимание устремлено на бывшего любовника за барной стойкой. Удерживая бокал с коктейлем в руке, она направляется к нему.

- Привет.

- Привет, - он улыбается и приглашает ее сесть рядом.

Она радуется, как будто все было вчера. Она смотрит на него с теплотой, немного старческой и заскорузлой, как ей кажется, однако только он способен вызвать в ней хоть какие-то чувства. Он тоже счастлив, и спешит поделиться с ней своим счастьем:

- У меня будет дочь.

Ах да, я совсем забыла сказать, что он женат. Всегда был и, скорее всего, будет.

Она говорит, что рада за него, делая много глотков горьковатого коктейля с водкой. А потом идет танцевать. И много пьет, чтобы забываться. А вокруг нее вьются красивые парни, один перед другим, но все это кажется ей лишь злой шуткой.

Утром она просыпается и чувствует сильное похмелье. Рядом с ней лежит один из тех красивых парней, и она от шока закрывает рот ладонью. Тихо вылезает из кровати, на цыпочках пробирается в ванну и смотрит на себя в зеркало. Она видит опухшие глаза, не смытый макияж, пятна на коже и явно что-то еще, и истерично пытается вспомнить, как этот Аполлон оказался в ее постели. Однако память изменяет ей, потому что не хочет портить те прекрасные минуты восторга и счастья, которые способна испытывать ее хозяйка только в бессознательном состоянии.

Позже за молчаливой чашкой кофе, смыв остатки вчерашней ночи с лица, она вдруг понимает, что нравится этому парню. И через день – тоже нравится. И через неделю. Неделю звонков, смс, просьб встретиться, на что она отвечает бескомпромиссно: «Извини, но ты слишком молод для меня», и захлопывает перед носом дверь. А дальше снова работа, одиночество, кот.

* * *

- Ну и дура, - качаю я головой. – Сколько ему было? 15?

- 22.

- Ну да, прям младенец. – Я обвожу взглядом пустую Лизину квартиру в центре города. – Знаешь, Лиз, когда-то ты умела крутить шикарные обертасы, а сейчас…спотыкаешься.